четверг, 17 января 2013 г.

ПИСЬМЕННОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ПОЗИЦИИ ЗАЩИТЫ


1.     Никита Сергеевич КОНЕВ обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.328 Уголовного кодекса Российской Федерации, в период с 7 декабря 2011 года по 16 марта 2012 года (стр.2 обвинительного заключения).
2.      Согласно ст.25 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» призыв граждан на военную службу осуществляется два раза в год на основании указов Президента Российской Федерации. Осенний призыв 2011 года осуществлялся с 1 октября по 31 декабря 2011 года (указ Президента Российской Федерации от 30 сентября 2011 года № 1270). Таким образом, с 1 января по 16 марта 2012 года Н.С. Конев не мог в установленном законом порядке быть призван на военную службу, а потому и не мог совершить преступление, предусмотренное ч.1 ст.328 Уголовного кодекса Российской Федерации.
3.      Что касается инкриминируемого периода времени в декабре 2011 года, в действиях Н.С. Конева отсутствует состав преступления по следующим основаниям.
4.      Согласно п.7 ст.28 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» решение призывной комиссии может быть обжаловано гражданином в установленном порядке в суд, в этом случае выполнение решения призывной комиссии автоматически приостанавливается до вступления в законную силу решения суда. Согласно действовавшему на тот период времени гражданскому процессуальному законодательству в случае подачи стороной кассационной жалобы решение суда первой инстанции по гражданскому делу вступало в законную силу после оставления его без изменения судебной коллегией по гражданским делам вышестоящего суда.
5.    Стороной обвинения подтверждается, что решение призывной комиссии от 22 ноября 2011 года было в установленном гражданским процессуальным законом порядке обжаловано Н.С. Коневым в Кировский городской суд Мурманской области. При этом решение Кировского городского суда Мурманской области от 13 декабря 2011 года до окончания установленного срока осеннего призыва 2011 года в законную силу не вступило, так как на него стороной была принесена кассационная жалоба (что подтверждается имеющимся в материалах дела письмом председателя Кировского городского суда Мурманской области от 8 ноября 2012 года № 2-1107-2011/13838), рассмотренная судебной коллегией по гражданским делам Мурманского областного суда лишь два месяца спустя. Таким образом, в течение осеннего призыва 2011 года решение призывной комиссии, в неисполнении которого обвиняется Н.С. Конев, в силу прямого указания федерального закона не могло быть исполнено.
6.      Ссылки в обвинительном заключении на «правовой нигилизм» Н.С. Конева лишены смысла. Согласно ч.2 ст.45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом, в том числе обратившись в суд (ст.46 Конституции Российской Федерации). Обращение в суд с заявлением об оспаривании решения призывной комиссии не только не запрещено, но и прямо предусмотрено Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» и в силу прямого указания того же закона автоматически влечёт за собой приостановление реализации соответствующего решения. Использование Н.С. Коневым в установленном законом порядке своего конституционного права не может быть вменено ему в вину. Согласно общеобязательной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, право на судебную защиту не может быть ограничено (п.6 мотивировочной части постановления от 6 июня 1995 года № 7-П), так как выступает гарантией в отношении всех других конституционных прав и свобод (п.3.2 мотивировочной части постановления от 7 июня 2012 года № 14-П), а лишение гражданина возможности прибегнуть к судебной защите для отстаивания своих прав и свобод противоречит конституционному принципу охраны достоинства личности (п.4 мотивировочной части постановления от 2 июля 1998 года № 20-П). Правомерное осуществление гражданином своих конституционных прав и свобод не может влечь для него неблагоприятные правовые последствия, в частности, в форме уголовной ответственности (п.2 мотивировочной части постановления от 20 декабря 1995 года № 17-П).
7.  Таким образом, реализация Н.С. Коневым своих неотчуждаемых конституционных прав свидетельствует о его правовой грамотности, гражданской позиции, высокой сознательности. Отстаивая свои права, Н.С. Конев в конечном счёте борется за то, чтобы все мы жили в действительно правовом государстве. В любом случае вышеприведённым правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации противоречит логика обвинения, согласно которой через обращение за защитой в суд может быть реализован какой-либо преступный замысел. Вынесение обвинительного приговора по настоящему уголовному делу фактически будет означать наказание Н.С. Конева за поиск (пусть и безуспешный) справедливости в суде, что приведёт к умалению его конституционных прав. Неблагоприятные последствия в виде привлечения к уголовной ответственности в таком случае выступят в качестве санкции за использование конституционных прав, тем самым понуждая к неправомерному отказу от них.
8.   Кроме того, обвинением не отрицается, что Н.С. Конев пытался в установленном порядке реализовать своё конституционное право на альтернативную гражданскую службу (ч.3 ст.59 Конституции Российской Федерации). Так, 30 июня 2011 года Н.С. Конев представил в отдел военного комиссариата Мурманской области по городам Кировск и Апатиты заявление о замене ему военной службы по призыву альтернативной гражданской службой, ссылаясь на наличие у него религиозных взглядов и убеждений, не позволяющих брать в руки оружие. Указанное заявление не было рассмотрено коллегиально уполномоченной призывной комиссией на своём заседании в присутствии Н.С. Конева, как требуется ст.12 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе».
9.    При этом суду следует иметь в виду, что согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации норма ст.11 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» не может рассматриваться как устанавливающая такие сроки обращения гражданина с заявлением о замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой, которые не могли бы быть восстановлены при их пропуске по уважительным причинам (определение от 17 октября 2006 года № 447-О по жалобам М.А. Жидкова и О.С. Пильникова). По смыслу ст.79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» решения Конституционного Суда Российской Федерации действуют непосредственно, его правовые позиции подлежат обязательному учёту правоприменительными органами, в том числе судами общей юрисдикции. Наличие нерассмотренного в установленном порядке заявления о предоставлении альтернативной гражданской службы по смыслу ст.2 Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» препятствует законному призыву гражданина на военную службу.
1   10. Право тех лиц, чьи религиозные убеждения не позволяют держать в руках оружие, на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой также вытекает из требований международных договоров Российской Федерации – ст.9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст.18 Международного пакта о гражданских и политических правах, являющихся в силу ч.4 ст.15 и ч.1 ст.17 Конституции Российской Федерации составной частью российской правовой системы.
1    11. Таким образом, в действиях Н.С. Конева – учитывая всю сложившуюся правовую ситуацию – отсутствует состав преступления, предусмотренного ч.1 ст.328 Уголовного кодекса Российской Федерации, так как в соответствующий период времени он на военную службу в установленном законом порядке не мог быть призван. 31 декабря 2011 года призыв был завершён, а до этого времени решение призывной комиссии о его призыве не могло быть реализовано в связи с обжалованием в суд и отсутствием вступившего в законную силу судебного решения об отказе в удовлетворении заявленных требований, а также наличием нерассмотренного призывной комиссией в законном порядке заявления о предоставлении альтернативной гражданской службы.
1    12.  Следует также отметить, что ссылка обвинения на якобы имевшее место злоупотребление правом не имеет никакого отношения к настоящему уголовному делу. Действительно, согласно ст.10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются действия граждан, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу. При этом следует иметь в виду, что данное правило распространяется лишь на указанные в ст.2 Гражданского кодекса Российской Федерации частно-правовые отношения, регулируемые гражданским законодательством, которые основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. При этом отношения, связанные с призывом граждан на военную службу, гражданским законодательством не регулируются. Соответствующие отношения регулируются Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе», который недвусмысленно и без оговорок гарантирует право граждан на замену военной службы альтернативной гражданской службой в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральным законом (п.5 ст.1) и право граждан на обжалование решений призывной комиссии в суд с приостановлением выполнения обжалованного решения до вступления в законную силу решения суда (п.7 ст.28), которыми Н.С. Конев и воспользовался совершенно правомерно и открыто.

Комментариев нет:

Отправить комментарий